Tags

, ,

Андрей Мальгин (avmalgin)

25 мая 1936 года началось шествие по советским экранам знаменитого фильма “Цирк”, создатели которого талантливо доказывали, что расизма и шовинизма в СССР нет.

9 марта, за два с половиной месяца до премьеры, политбюро ЦК ВКП(б) издало постановление “О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов”, резко усложняющее въезд и натурализацию любых иммигрантов. В реальной жизни у героини Любови Орловой могли возникнуть большие проблемы.

Нацисты убивали по национальному принципу, в то время как большевики убивали людей как представителей “реакционных классов”. Однако Сталин пристально наблюдал за действиями своего берлинского конкурента и все “ценное” брал на вооружение. В частности, отнюдь не отказывался и от массовых репрессий по сугубо национальному принципу.

Еще хуже было своим гражданам, которым не повезло принадлежать к титульным нациям. Особенно тем, кто имел зарубежных сородичей, мог поддерживать связи с заграницей и мысленно считать Советский Союз не единственной родиной. В партийных и чекистских документах их именовали “иностранными для СССР национальностями”.

Репрессиям подвергались все. В абсолютных цифрах среди пострадавших больше всех было русских – потому что в стране их было больше. Но для представителя “неблагонадежного” народа риск угодить под каток увеличивался многократно.

Только с 25 августа 1937-го по 17 ноября 1938-го года по “национальным операциям” были рассмотрены дела 346 713 человек, из них осуждены 335 513 и расстреляны 247 157 человек, то есть 36,3% всех жертв “Большого террора”.

Число депортированных по национальному признаку составило около трех миллионов человек. Не считая немереного количества тех, кому испортили жизнь, заставили долгие годы сжиматься от страха и чувствовать себя людьми второго сорта.

События 1937-1938 годов не зря называют “Большой чисткой”. Готовясь к войне, Сталин решил загодя избавиться от всех, в ком сомневался.

Массовые репрессии против “неблагонадежных” национальностей начались 80 лет назад, 25 июля 1937 года, с приказа НКВД номер 00439.

Местным органам НКВД предписывалось “в пятидневный срок арестовать всех лиц германского происхождения, в том числе политических эмигрантов, работающих или ранее работавших на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, а также на железнодорожном транспорте, и в процессе следствия добиваться исчерпывающего вскрытия не разоблаченной до сих пор агентуры германской разведки”.

По “немецким” делам были осуждены 55 055 человек, в том числе расстреляны 41 898.

Затем последовали новые приказы и директивы.

11 августа 1937 года: “польская операция”. Арестованы 143 810 человек, осуждены 139 835 и расстрелян 111 091 – каждый шестой из живших в СССР этнических поляков. Перед этим количеством жертв меркнет даже катынская расправа, хотя именно она стала известна всему миру;
17 августа 1937 года: “румынская операция”. Осуждены 8292 человека, расстреляны 5439.

30 ноября 1937 года: операция в отношении перебежчиков из Латвии, активистов латышских клубов и обществ. Осуждены 21 300 человек, расстреляны 16 575.

11 декабря 1937 года: “греческая операция”. Осуждены 12 557 человек, расстреляны 10 545.

14 декабря 1937 года: директива о распространении репрессий по “латышской линии” на эстонцев, литовцев и финнов. По “эстонской линии” осуждены 9735 человек, в том числе к расстрелу приговорены 7998, по “финской линии” соответственно 11 066 и 9078 человек. Директивы по финнам добился от Москвы глава НКВД Карелии Карл Тениссон – сам этнический латыш;
29 января 1938 года: “иранская операция”. Осуждены 13 297 человек, расстреляны 2046;
1 февраля 1938 года: операция в отношении болгар и македонцев. Число жертв не установлено.
16 февраля 1938 года: “афганская операция”. Осуждены 1557 человек, расстреляны 366.

Политбюро ЦК ВКП(б) 23 марта 1938 года приняло постановление “Об очищении оборонной промышленности от лиц, принадлежащих к национальностям, в отношении которых проводятся репрессии”. 24 июня директиву об удалении последних из вооруженных сил издал наркомат обороны.

Все “национальные операции” предполагалось завершить к 1 августа 1938 года. Но даже при вынесении приговоров списками (как тогда говорили, “в альбомном порядке”) и “тройками” накопилось столько нерассмотренных дел, что работа длилась еще 3,5 месяца.

До и после 1937-1938 годов расстреливали примерно каждого двадцатого из осужденных по политическим статьям (остальные отправлялись в ГУЛАГ), в целом во время Большого террора были расстреляны 43% осужденных, а по “национальным делам” – 73,66%.

По неизвестной причине, процент казненных был самым высоким среди греков (81%) и финнов (80%).

42% репрессированных и 45% расстрелянных по “национальным делам” составили поляки.

Только “польских шпионов” НКВД обнаружил около 102 тысяч, в том числе в совершенно неинтересной для польской разведки Сибири. По рассекреченным данным Центрального военного архива в Варшаве, число агентов польской разведки во всем мире тогда не превышало 200 человек.

Согласно приказу Ежова от 11 августа 1937 года, аресту подлежали “все оставшиеся в СССР военнопленные польской армии, перебежчики из Польши, независимо от времени перехода их в СССР, политэмигранты и политобмененные из Польши”, иными словами, польские коммунисты и друзья Советского Союза…

В российских архивах имеются свидетельства о случаях, когда арестованных русских, украинцев и белорусов заставляли “сознаться” в том, что они поляки…

Если бы не смерть вождя, к репрессированным народам, вероятно, добавился бы еще один – советские евреи.

http://avmalgin.livejournal.com/7144332.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social

 

Advertisements